ystrek (ystrek) wrote,
ystrek
ystrek

Рабовладение? Это просто обычай. Красивый старинный обычай.

winyan_nsk цитирует:

«...Сначала рабовладение в Чечне ограничивается военнопленными, но постепенно, принимая довольно широкий характер, распространяется на местное население. Почуяв пользу от раба, рабовладелец начинает усиленно охотиться за ним. Этому способствовала и знаменитая Северная торговая дорога3, которая связывала Чечню с Анапой, а через последнюю с Константинополем, где находился в то время крупнейший невольничий рынок. Вывозили рабов также в Кабарду и даже в Персию.

«Я лично в Кукурджане (Кабарда. — М.М.) видел, — пишет Тульчинский,— старика-чеченца, бывшего пленного холопа, поэтому и фамилию ему дали «Чеченов»4. Еще и сейчас многие чеченские старики помнят, кто кем продавался и кто у кого находился на положении лая (раба). Многие старухи помнят, как заботливая мать, боясь похищения своего ребенка работорговцами, не выпускала его из дома.

В селении Харпе Мецхальского общества в боевых башнях, нынче принадлежащих Матиевым, и по сей день висят цепи, в которые заковывали иесари — пленников. Ларми — клетки для заключения пленников — имеются почти во всех боевых башнях Чечено-Ингушетии.

Пленение и продажа людей в Ингушетии также было довольно развитым ремеслом. Чаще всего продавали сирот, детей и вообще слабых, беззащитных людей. Их дарили или продавали.
Девяностолетний старик Сальмурза Калоев из селения Альтиево рассказывал нам, как он был продан в качестве раба кабардинским князьям, а после выкуплен Мальсаговыми1.

Из материалов, собранных Чечено-Ингушским научно-исследовательским институтом истории, языка и литературы, нам известно, что Хайти из Шарая и Доса из Чипхоя были проданы Гендергеноевыми из аула Урус-Мартан. Бузурт из Валерика был продан Цицхальгом из того же Валерика. Анга и Хаса из Гези-Юрта были проданы Алхазуром из того же Гези-Юрта. Асхад и Ташу из Галанчожской Акки были лаями у Хаджиевых из Валерика. Лека, Юша, Амати, Дади и другие из Кень-Юрта были лаями у Шаптуко из того же Кень-Юрта — владельца всей западной части обширной Кизлярской степи и больших стад скота. Хунга, Балда, Бункиш и другие из Шеди-Юрта (ныне с.Терское – mr.U.) были лаями Элби из того же Шеди-Юрта — владельца более 14 тысяч голов одних только овец.

Автор двухтомного сборника «Адаты кавказских горцев» профессор Леонтович пишет, что уже в 1840-х годах «в массе народонаселения находится в Чечне немногочисленный класс личных рабов и происходящий от военнопленных. Он (то есть класс личных рабов. — М.М.) ежедневно увеличивается вновь захваченными в набегах. Хотя состояние тех и других почти одинаково, однако же существует между ними, различие: первых зовут лаями, вторых — иесарами; последние тем разнотствуют от первых, что судьба их не совсем еще определена. Иесар может быть и выкуплен, и воротиться на родину, тогда как лай, забывший свое происхождение, без связи с отечеством своих предков, составляет неотъемлемую часть своего господина»2.

Чеченцы «тайно похищали или силой уводили слабых людей соседних племен и своих соотечественников и продавали их на деньги или меняли на холопов»,— сообщает Умалат Лаудаев. И дальше: «частые неурожаи тогдашних владельцев заставляли некоторых во избежание голодной смерти целого семейства продавать или менять на хлеб одного сочлена, дабы этой мерой спасти остальных от смерти. Часто случалось, что проданный таким образом человек не был выкупаем и оставался навсегда рабом»3.

Таким примерно образом образовался класс личных рабов в Чечне. Лай (раб) занимал весьма низкое общественное положение, не имел в своем распоряжении никаких средств производства, работал на своего владельца и всецело зависел от него. Он не имел права выступать в общественном месте со своим мнением, садиться в присутствии привилегированных, принимать участие в общественных весельях (свадьбы, вечеринки и т. д.), ухаживать за девушками, особенно если они из привилегированного тайпа, а также не имел права и жениться на них. Так, например, еще сравнительно недавно (лет 60 назад) в ауле Кень-Юрт был весь изранен кинжалами лай Лекаев Арсби только за то, что осмелился ухаживать за девушкой Жаннати из Зандакоевского тайпа.

Лучшим оружием в то время в Чечне считалось: истамала бархI саболун мажар (стамбульское восьмигранное ружье), осмалой тапча (турецкий пистолет), гIирми мажар (крымское ружье), которые обычно покупались за лая (раба).

Таким образом, лай был не только рабочей силой, необходимой для применения в хозяйстве. Он также был предметом торговли и сбывался далеко за пределами Чечни. Это не меньше нужно было рабовладельцу, мечтавшему о золоте и серебре для украшения талии своих невест, о хороших красивых ружьях, шашках, пистолетах, о железных вещах, нужных в хозяйстве, и другом. Их не было в отсталой Чечне, приходилось приобретать извне, главным образом на восточных рынках, где легче всего можно было получить их за живого человека.

Следовательно, в Чечне были рабы и рабовладельцы. Так, например, известно, что при проведении крепостной реформы в 1867 году в Чечне было освобождено более 300 рабов1.

Но рабство в Чечне далеко не достигло своего расцвета. Здесь оно не сложилось как развитая, законченная социально-экономическая формация. Она была прервана на пути своего младенческого развития, далеко не доразвившись до рабовладельческой системы, как например в Кабарде.»
Tags: Чечня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments