ystrek (ystrek) wrote,
ystrek
ystrek

Предшественники датских карикатуристов

Из статьи «Мухаммед» в Брокгаузе и Эфроне:

«Раздор между обоими городами сеяли и поэты, влияние которых можно сравнить с нынешним влиянием журнальной полемики; чтобы отражать стихотворные едкие насмешки противников, М. поручил трем мединским поэтам составлять ответные сатиры.

В 623 г. М. приказал своему полководцу, Абдоллаху ибн-Джехшу, в священный месяц реджеб (treuga Dei) разграбить мекканский караван, безмятежно шедший с кожами, вином и изюмом в Сирию. Всеобщее неодобрение, которым было встречено такое кощунственное коварство, заставило М. свалить всю свою вину на мнимое своеволие Абдоллаха. Впрочем, добыча была разделена между правоверными. К этому-то времени, может быть, и относится откровение, по которому богоугодным делом признана война с неверными в любое время года (наступательная – по толкованию школы Абу-Ханифы, оборонительная – по мнению других мусульман). В декабре 623 г. или в начале 624 г. мекканский караван возвращался из Сирии домой, нагруженный товарами; Мухаммед решил остановить его. Абу-Софъян, стоявший во главе путешественников, заранее проведал о замысле и послал вестника в Мекку с просьбой о помощи. Так как каждый мекканец из более видных имел свою долю в караване, то быстро составился большой отряд и поспешил на встречу Абу-Софъяну. Соединенные силы мекканцев, в числе около 600 человек (Кор. III, 12 – 13), встретились, у колодцев долины Бедр, с М., который, не зная о их соединении, выступил в поход только с 314 чел. Обстоятельства, однако, благоприятствовали М.: корейшиты разместились на вязкой почве, размытой накануне выпавшим дождем, и вдобавок солнце утром в день сражения било им прямо в глаза. Эти обстоятельства, в связи с тем увлечением, которое удалось возбудить М. в своем отряде перед сражением (сам он не сражался, а молился), дали мусульманам решительную победу: когда пало много старейших и знатнейших мекканцев, то остальные обратились в бегство (начало 624 г.). Для торжества ислама победа при Бедре сделала больше, чем самые красноречивые проповеди: верующие были укреплены в своей вере и получили надежду на материальные выгоды, сомневающиеся уверовали, неверующие поколебались, и вообще все поняли, что М. есть политическая сила, с которой нужно считаться.

Из пленных были казнены те, которые прежде, в Мекке, издевались над М. – в том числе поэт Надр ибн-Харис, уверявший, что персидские рассказы о богатырях гораздо интереснее, чем Коран. Когда Надр попросил заступничества у одного из мусульман, бывшего своего друга, тот отвечал, что ислам уничтожает все прежние отношения. Тотчас после победы при Бедре пала жертвой мести М. мединка Эсма, составившая насмешливые стихи против него (родственники ее немедленно после того обратились в ислам, так как, по наивному замечанию арабского биографа, «увидали силу веры»). Через несколько недель, также за сатиру, был зарезан во время сна престарелый еврей Абу-Афак. Затем последовала расправа с целым еврейским племенем беникейноке, которое занималось выделкой оружия и золотым производством. Под первым попавшимся предлогом М. занял то предместье, где жили беникейноке, и собирался всех их перерезать, но ограничился их изгнанием и разделом их богатого имущества между правоверными; при этом поступке он ссылался на откровение свыше. Вскоре погибло еще несколько иудейских поэтов, за свои сатиры (Кааб бин-Ишраф, Сонейна).»



И оттуда же, из статьи «Коран»:

«Самый язык К. не чист, хотя Мохаммед объявлял, что К. составлен на чистейшем арабском языке (XVI, 106; XXVI, 195): есть много слов сирийских, еврейских, даже эфиопских и греческих, и Мохаммед часто употребляет их неправильно (см. Fränkel, «De vocabulis in antiquis Arabum carminibus et in Corano peregrinis», Лейд., 1883, и Dvorak, «Zur Frage über die Fremdwörter im К.», Мюнх., 1884). Шпренгер подмечает, что Мохаммед употребляет чужие или новые термины с целью щегольнуть или придать речи больше важности и таинственности; впрочем, то же делали современные ему поэты-язычники. Грамматика К. не всегда правильна, и если это мало замечается, то вследствие того, что арабские филологи возвели его ошибки в правила языка. Впрочем, арабские грамматики первых веков ислама, пользовавшиеся большей свободой в своих воззрениях, редко берут или даже никогда не берут примеров из К.: для них К. не был классической книгой и авторитетом в деле языка.»
Tags: Миролюбивые
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment