ystrek (ystrek) wrote,
ystrek
ystrek

Москва, 27.10.1917 (ст.ст.)

Когда речь идёт о событиях октября 1917-го в Москве, обычно на память приходят уличные бои, расстрел Кремля, защита города юнкерами...Но мало вспоминают то, что поначалу выступление большевиков в Москве окончилось неудачей, и после того, как их выгнали из занятого было Кремля, а войска, даже в том революционном состоянии, как-то не особо стремились их поддержать, дело выглядело уже почти решённым (и почти безнадёжным для большевиков).

Но для представителей российской демократии (как они сами себя называли), как известно, не было больше пугала, чем угроза контрреволюции, черносотенства, а то как бы даже и не реставрации. И они сумели блистательно проиграть даже и эту почти уже выигранную позицию. А будь мятеж задавлен в Москве, ещё неизвестно, как бы всё повернулось..

С. П. Мельгунов («Как большевики захватили власть», ч 3, гл.5) приводит свидетельства:

Делегация ВРК (Военно-революционного комитета) едет в КОБ (Комитет общественной безопасности):

«Если следовать за воспоминаниями одного из участников делегации, Ломова, совершенно непонятно, с какой целью ездила большевицкая делегация в „штаб контрреволюции“. „Руднев и компания пытаются изобразить власть, — пишет Ломов — Мы плюём с Ногиным на все разговоры, демонстративно обрываем на полуслове объяснения, едем обратно… По дороге злобные выкрики, револьверные и винтовочные выстрелы юнкеров провожают нас… Через час после этого разговора с Рудневым телефонный звонок последнего. Он требует немедленной и безоговорочной сдачи Московского совета, в противном случае юнкера обстреляют Совет. Резко обрываем разговор и организуем оборону Совета“…

Совсем другое впечатление произвела делегация на тех, кто был в Думе, — впечатление полной растерянности. Приезжала она для переговоров о ликвидации ВРК, условия которой КОБ были сформулированы в пяти пунктах: 1. Безоговорочная сдача ВРК и суд над членами его. 2. Сдача всего оружия, находящегося в распоряжении ВРК, и расформирование большевицких полков. 3. Передача власти в Москве Городской думе. 4. Большевики должны объявить, что борьба велась с ними, а не с Советами. 5. Осуществление перемирия возлагается не на КОБ, а на военную власть. О каком-либо коалиционном органе нет уже и помина. По утверждению Филатьева, Ногин и Ломов соглашались на все требования, за исключением предания суду ВРК, и обещали свой окончательный ответ сообщить по телефону.
(…)
Едва ли можно даже сомневаться, что несколько бравурный тон воспоминаний Ломова мало соответствовал действительности. После ультиматума в ВРК создалась „ужасно подавленная атмосфера“ — таких характеристик можно привести не мало. Отдельные штрихи мемуаристов иногда не плохо очерчивают положение. Вот стоит у окна, задумавшись, будущий автор истории Московского совета. Он только что прибыл в совет. Настроение, и по его словам, было „подавленное“. Подходит к нему Смидович и говорит задушевно-отеческим голосом: „Что, Ипатич, повесят ведь тебя, милый человек. А ты ещё молодой“… Вот Шлихтер, покинувший председательское место на бурном объединенном собрании районных дум и по телефону спрашивающий председателя Московского совета Ногина, куда ему направиться для „конкретной работы“. „Никуда сейчас не надо ходить“, — не то печально, не то безнадёжно отвечает Ногин и вешает телефонную трубку. Пытается позвонить по телефону Шлихтер в партийный комитет, и там ему отвечают: „Никакого распределения товарищей для работы нет“. Один из рядовых мемуаристов тоже откровенно признал: „Теперь мы можем сказать, что у нас был — нуль“.

Надежды свои руководители ВРК возлагают уже не на прямое действие, а на объявление всеобщей забастовки в ответ на полученный ультиматум. Но результат забастовки может сказаться лишь на следующий день, между тем угроза действиями, связанная с ультиматумом, висит над ними дамокловым мечом. Ведь теоретически до начала активных действий всего лишь 15 минут! Если не выступит сам Рябцов, то возможно самочинное выступление юнкеров и офицеров. Фактически положение таково, что два-три десятка белогвардейцев, по мнению Мещерякова, могли бы арестовать весь Совет.»

.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments