ystrek (ystrek) wrote,
ystrek
ystrek

«Генерал Бердичев» (Чапанная война весны 1919 года)

(из этой книги, стр. 231-238)

Как она начиналась (по донесениям агитатора):

«…Свидетель начала восстания агитатор Н. Г. Петров в своем отчете о причинах и ходе восстания в Ново-Девиченской волости Сенгилеевского уезда пишет, что «работавшая здесь чрезвычайка во главе с убитым во время восстания председателем ее Казимировым, в высшей степени щедро употребляла избиение своих «клиентов» кулаками, прикладами, плетью, пиками… Находившийся здесь продотряд Павлова вел себя возмутительно: пьянствовал, совершал всяческие поборы овец, молочных продуктов, отчуждал безвозмездно, что понравится, по ночам шла стрельба вверх и т.д. В пьянстве не уступали и ответственные представители: комиссар Белов, председатель ЧК Казимиров, начальник отряда Павлов, комиссар Стафеев (в Мордве) и др., кончая новодевическим милиционером, командированным сюда из Сенгилея и не убывшимся, несмотря не все требования Ново-Девиченского волостного исполкома» [1: 182—187]

Некоторые представители местной советской власти в пьяном кураже доходили до откровенного издевательства и унижения крестьян. Так, «в с. М. Чурашево во время пиршества на свадьбе один из членов волостного совдепа т. Гавриков запряг четырех баб в салазки, надел на них хомуты, седелки, бубенцы, к дуге привязал колокольчики, взял в руки кнут и тронул по улице диковинную четверку. Порой т. Гавриков слезал со своих салазок, привязывал «четверку» к воротам и входил в чью-либо избу; «лошади», стоя на морозе, стучали зубами»[5].

Волнения в с. Новодевичье 3 марта начались со схода, созванного сельским советом. На нем было сообщено несколько случаев слишком решительной реквизиции комиссаром Беловым хлеба и скота: у крестьянина Дм. Воробьева весь хлеб реквизировали «под метелку», не оставив ничего хозяину; у вдовы Кучеровой была сведена последняя корова и т.д. и т.д. В результате сход пришел к убеждению, что необходимо дать отпор действиям продкомиссара в масштабе всей волости. 3 марта вечером крестьяне врываются в почтово-телеграфную контору во главе с Крохиным, знающим азбуку Морзе, и устанавливают свой контроль над аппаратом.

Агитатор Н.Г. Петров в своем отчете пишет, что «несмотря на некоторое сходство событий 3 — 15 марта с левоэсеровскими восстаниями, здесь, в Новодевичье, на какую-либо связь с левыми эсерами нет буквально ни одного указания. К тому же убеждению меня приводит и совершенное отсутствие следов пребывания в Новодевичье посторонних лиц, вопреки всем газетным сообщениям о каком-то поручике, графе Орлове-Давыдове и т.д.. (…)»


И как о ней доносили наверх и писали в прессе:

«(…) как только восстание охватило почти всю Симбирскую губернию, председатель губисполкома М. Гимов сообщает в НКВД, ЦК РКП(б) и ВЦИК, что во главе «стоят правые эсеры, генерал Бердичев и граф Орлов [6]»

Газета «Известия Симбирского губернского совета рабочих и крестьянских депутатов» печатает статью «Белогвардейский бунт», в которой утверждает, что «крестьянство, участвующее в восстании, во-первых, состоит из кулачества, ибо села Новодевичье, Бектяшка, Хрящевка — самые богатые в этом краю; во-вторых, имеются установленные данные, что восставшими руководят офицеры, которые оказались даже среди убитых, пристава, генерал Бердичев и известный помещик, обладающий огромными имениями в Жегулях
[Так в тексте. - y.], гр. Орлов-Давыдов» [7].

«Член РВС фронта С. И. Гусев сообщает В. И. Ленину и Я. М. Свердлову о восстании в Симбирской губернии, что оно «носит все следы организованности. Руководят им, по слухам, бывшие офицеры полковник Павлов [Уж не упоминавшийся ли это выше начальник продотряда Павлов? - y.], полковник граф Орлов, генерал Бердичев. Есть сведения, что под одним документом имеется подпись бывшего секретаря правых эсеров, но чувствуется присутствие левых эсеров. Организации восставших иногда называются «Блоком трудового крестьянства», иногда «Крестьянским союзом», «Крестьянской секцией» и так далее» [1: 144-145].»

(…) Когда восстание было разгромлено, выяснилось, что руководили им местные крестьяне. В селе Новодевичье крестьянин Козятин, в Печерской волости восстанием руководил крестьянин из деревни Львовки Василий Минеев, в Ново-Раменской волости крестьяне Дмитрий Иванович Червяков и Иван Иванович Матвеев, и так повсеместно. Общего руководства в «чапанной войне» не было. И несмотря на это, за неделю восстание стихийно охватило всю Симбирскую губернию, часть Самарской и часть Казанской. (…)»


И как крестьяне наивно пытались объяснить, в чём дело:

«Председатель Симбирского губисполкома М.А.Гимов 6 марта прислал в Новодевичье телеграмму с требованием арестовать зачинщиков восстания. 7 марта повстанцами была послана ему в ответ телеграмма следующего содержания:

«никакого кулацкого вооруженного восстания не было. Возник конфликт с комиссаром т. Беловым на почве неправильной реквизиции хлеба и скота, так как излишек хлеба и скота не был выяснен и учетные ведомости не были закончены, но т. Белов приступил к насильственной реквизиции. Но этот конфликт с т. Беловым в тот же день был улажен. Конфликт возобновлен был т. Алексеевым и т.  Григорьевым, делегированными Сенглилеевским продоткомом для улаживания означенного конфликта, которые вечером 4-го заявили, что все будет улажено мирным путем, но 5-го утром т. Алексеев двинул продотряд к волостному совету и телеграфно затребовал другие отряды, после чего продотряд был разоружен. Волостной исполком с 3-го на 4-го марта скрылся, впоследствии найден и арестован. Новый избран, к приему дел не приступал, просим распоряжения.

Приветствуем Советскую власть. Долой коммунистов, анархистов-насильников, которые действуют против декретов. Да здравствует Советская власть на платформе Октябрьской революции.
Волостная крестьянская организация»
[9].

Как видно из этой телеграммы, крестьяне не хотели кровопролития, надеялись, что конфликт будет разрешен мирным путем. Это же подтверждают переговоры по прямому проводу заместителя председателя Симбирского губисполкома, секретаря губкома РКП(б) И. М. Варейкиса со штабом повстанцев в с. Новодевичье:


Варейкис:— Я — Симбирск: от комитета партии большевиков, заместитель председателя губернского исполкома Иосиф Варейкис. Кто говорит?
Поручиков:— Я — председатель волсовета Поручиков. Что угодно?
Варейкис:— Первое, дайте немедленный ответ о положении вашей волости и о настроении; второе, немедленно дайте ответ о количестве восставших кулаков и дезертиров; третье, довожу до сведения, что я прислан специально по данному контрреволюционному восстанию для следствия виновников. Ввиду того, что следствие возможно вести лишь после данных определенных, предлагаю срочно Вам собрать материалы и через 2 часа выехать для личных донесений в Сенгилей. Варейкис. Все.
Поручиков:— У нас кулацких восстаний нет и не было. Контрреволюционеров нет. Мы против неправильной реквизиции хлеба и скота. Приветствуем партию большевиков и против них не идем, мы идем против насилия коммунистов. Вообще же контрреволюции нет… Кулацкого восстания нет, все крестьяне — трудовики. Число восставших — все села и деревни. Мы желали бы, чтобы Вы сами к нам приехали, дабы Вы сами видели, кто восстал… Ведь, товарищ Варейкис, мы не саботажники, нам бы хотелось с Вами самим поговорить; Вы сами увидите, что мы правы и народ с удовольствием выслушает Вас. Ответьте сейчас же, приедете к нам или нет?
Варейкис:— Пока что я к вам не еду, потому что высланы соответствующие ораторы, то есть пушки.»

Из донесения Фрунзе от 17 марта (н.ст.) 1919 года:

«(…) Восстание шло под лозунгами «Да здравствует Советская власть на платформе Октябрьской революции!» «Долой коммунистов и коммуны!». В городах, волостях и селах сформированы «военно-революционные» штабы. При подавлении движения убито, пока по неполным сведениям, не менее 1000 человек. Кроме этого, расстреляно свыше 600 главарей и кулаков. Село Усинское, в котором сначала был истреблен целиком отряд в 170 человек, сожжено совершенно… Сейчас все успокоено, но, конечно, лишь наружно. Таким образом, ближайший тыл армии неустойчив и артерии Советской Республики снова угрожает смертельной опасностью [16]».


PS Про упоминавшегося Варейкиса:

Из Википедии:

«13 сентября 1937 года Варейкис выступил на III пленуме Дальневосточного краевого комитета ВКП (б) и вновь потребовал усиления работы по выявлению «врагов народа». Раскритиковал руководство Зейской области: «очень тихо очень плохо у вас. Для нас является условием — это выкорчевать всех врагов».

21 октября 1937 года пленум Далькрайкома ВКП(б) официально освободил Варейкиса от должности 1-го секретаря[18].

29 июля 1938 года Иосиф Михайлович Варейкис был расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР на полигоне НКВД «Коммунарка».»
Tags: Гражданская война, Сопротивление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments