ystrek (ystrek) wrote,
ystrek
ystrek

Почему Сталин, а не Ленин?

Многоуважаемая unilevel задала провокационный по своей простоте вопрос:

«А почему именно Сталин? Понимаете, о чем я? Почему именно Сталин вызывает такие приступы падучей? В конце концов, Сталин - это всего лишь "Ленин сегодня". Но Владимир Ильич никаких конвульсий на Эхе Москвы и в других рукопожатных местах не вызывает. »

Хозяйке журнала поступило много ответов, и желающие прочтут их по ссылке.

Разумеется, имеют значение и родственные связи и чувства. Помню, ещё задолго до массовых интернетов, а также гуглов и википедий, в начале 90-х, черпая информацию исключительно из бумажной прессы, не мог не обратить внимание на такое странное обстоятельство: на какого видного борца за российскую демократию ни посмотри — непременно отчего-то оказывается, что у него то дедушка заслуженный чекист, то бабушка старая большевичка, то вообще такой ароматный букет предков, что самое лучшее было бы про них помолчать — ан нет же, сами же лезут, тычут, гордятся, напоминают…

Есть и другое обстоятельство: для европейских леваков Ленин — это романтик, хотя в чём-то, пожалуй, заблуждавшийся… А вот Сталин — предал левую идею, и оказался русским империалистом. И это последнему-де непростительно. (И то, что Ленин — самый, пожалуй, циничный из всех политиков в русской истории, не был никаким романтиком, равно как и Сталин не был русским империалистом — уже не важно, достаточно, что так их воспринимают в массовом сознании.)

unilevel отмечает: «А ведь именно Ленин стоял у истоков всего. Да и особой лояльностью к врагам он тоже не отличался.»

Это было известно ещё при жизни Ленина — Конгресс США на своих слушаниях, опрашивая довольно случайных свидетелей, пытался уяснить, что же на самом деле творится в ленинской Совдепии — но США тогда были юной нацией в том, что касалось мировой политики (и не такой уж влиятельной — что сейчас, конечно, странновато звучит), в то время как британский зубр Ллойд-Джордж лишь цинично отметил, что, мол, раз мы торгуем с людоедами — отчего же не торговать и с большевиками?

Действительно, смотреть, как папуас с помощью подаренного белыми людьми скальпеля изображает из себя доктора и полосует насмерть своих соплеменников — это в чём-то даже забавно. «Дети природы», что с них взять… Но когда это дитя природы возьмётся резать скальпелем до того благодушно посмеивавшегося белого человека и его семью — вот тут уже совсем не до шуток.

И пока Ленин с компанией производили вивисекцию над Россией — на них смотрели с доброй усмешкой и ласковым любопытством, как на мечтателей (русская эмиграция сорванным голосом пыталась что-то там прокричать, да ну кто же слушал этих сплошных монархистов, черносотенных бояр и реакционных крепостников…). Романтики оказались чудовищно жестокими и при том неумелыми, ну да, — а чего же с них взять, с папуасов? И никаких особых претензий к Ленину не было. — Претензии стали появляться, когда забрезжило понимание того, что Коминтерн — это не квазирелигиозная секта верующих в Маркса и Ленина, а тщательно выстроенная глобальная шпионская сеть. И претензии уже перешли в разряд бешенства и паранойи, когда эти будто бы «папуасы» отхватили пол-Европы, причём по уровню оружия оказалось, что они и не папуасы вовсе, а только таковыми злобно прикидывались. И уяснилось, что укоротить этих «мечтателей» можно лишь ценой глобальной ядерной войны…

Но в том, что касается избирательной ненависти наших «освобожденцев» — «Сталин это вселенское зло! А Ленин? Ну, не очень хороший человек, но ладно, пусть будет Ленин» — тут, возможно, играет роль и некоторое сходство исторической судьбы тех, кто пришёл к власти в 1917 и в 1991.

В 20-е — начале 30-х годов власти в Советском Союзе — если судить даже по массовой литературе — более всего боялись, что тем или иным способом вернутся к власти «бывшие», нападут интервенты и белогвардейцы. Но беда пришла откуда не ждали — расстреливать старых большевиков стали вовсе не «враги, интервенты», а «русская женщина, комсомолка». В воспоминаниях уцелевших старых большевиков (или их потомков) нельзя не заметить постоянных упоминаний о том, какие тонкие, возвышенные натуры* были у власти до середины 30-х годов. И как первых, настоящих большевиков и чекистов сменили какие-то кувшинные рыла, как откуда-то вдруг поналезло наверх лапотное мужичьё, с крестьянскими рожами, пахнущее дёгтем и чесноком, не читавшее Фейербаха, не умеющее играть хотя бы на фортепиано — и резким движением сильно подвинуло всех этих тонких людей, которые работали на революцию ещё с 189… года.

Обидно, да: они уже вполне обустроились было в реквизированных особняках и усадьбах, поустраивали своих родных и приплод в университеты, институты, консерватории (а также во всевозможные дающие корм учреждения: всякие главки, наркоматы, тресты, главснабы и прочее — откуда серийными чистками целеноправленно вычищали всех ещё как-то там уцепившихся представителей прежней России), и приготовились жить и править «этой страной» долго, очень долго — и для себя счастливо. А вдвойне обидно, что такую — вот только начавшую так удачно налаживаться жизнь — сломали им не какие-то исконные враги, а почти свои же, прикормленные, которых сами же и растили...

Но так же (и вот каждый раз они на этом месте!) случилось и у их потомков: помню, как все 90-е пугали опасностью реванша коммунистов. Мол (в 1996-м году особенно трындели), если не Ельцин, то опять будут очереди, карточки, визы на выезд и всё такое — пугали коммунистами (Зюганов! Анпилов!), а беда пришла со стороны вроде бы сведённых в ничтожество «силовиков», которых новые хозяева жизни привыкали уже было щелчками пальцев на посылки подзывать («Ну ты там ментов своих подними, да и комитетчиков знакомых напряги тоже, если что: тут один деловой вопрос надо решить»).


Как в конце 30-х переход управления в руки молодых и хищных представителей нижних этажей Советской власти нисколько не означал улучшения для остальных жителей покорённой сволочами России, так и в 2000-х реванш людей в разнообразных советского образца погонах его тоже не означает. Но в обоих случаях сочувствовать проигравшим, а тем более участвовать в каких-то их начинаниях, не вижу ни малейшего смысла. Применительно к судьбе старых большевиков и всякого рода заслуженных чекистов можно сказать лишь «По делам вору и мука»; для оттеснённых от кормушки (всего-то лишь!) ельцинских деятелей я тоже не нахожу иных слов.

* Характерно, что в перестройку и пост-перестройку много писали о страданиях (вполне реальных, спору нет) верных ленинцев в ежовских застенках, но как-то не любили широко упоминать — не говорю уж массово публиковать и пропагандировать — просто хотя бы выдержки из целых томов документов Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков (один из примеров) — ну и вообще акцентировать внимание на реальном красном терроре. В то время, как сборник школьных сочинений «Красный террор глазами детей» в школах бы надо проходить — для общего развития. Ну а про такую эквилибристику наших освобожденцев, что в ежовских чистках обвиняют почему-то Берию (а их оппоненты из числа неосталинистов именно его же за них отчего-то хвалят), и говорить нечего.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments