ystrek (ystrek) wrote,
ystrek
ystrek

Анекдот из жизни про пользу юридических архивов

В Группе Советских войск в Германии существовало железное, если не сказать железобетонное правило: срок пребывания там был строго ограничен тремя годами для холостых/незамужних офицеров и прапорщиков, и пятью годами для семейных. Точка.

Не возьмусь судить, как было на самом верху, в «столице» ГСВГ Вюнсдорфе — не бывал там никогда, и знакомых там не имел — но на гарнизонно-дивизионно-армейском уровне исключений не делали никогда и ни для кого: ни для всем в части крайне полезного и нужного прапорщика-«доставалы», ни для громогласного генерала из штаба армии. Максимум — могли разрешить задержаться на пару месяцев по неотложным обстоятельствам (болезнь, или жена вот-вот родит).

Однако же в прокуратуре я познакомился с сержантом-сверхсрочником, назовём его Л., который — к моменту нашего знакомства — служил в Германии уже седьмой год (а затем, на моей памяти, прослужил и восьмой), и никуда оттуда в ближайшем будущем уезжать не планировал: и ему там вполне нравилось, и жене (как раз за пару лет до того родившей дочку) жизнь в ГДР тоже казалась более чем неплохой.

Когда мы познакомились покороче, он разъяснил мне причину этого чуда.

Оказалось, года за два до нашего знакомства, он, разыскивая по просьбе начальника какой-то совершенно иной документ в архиве прокуратуры, обнаружил там некий стародавний и, видимо, давно забытый приказ.

(Сейчас не возьмусь сказать, был ли это приказ по Группе войск, или же приказ Министра обороны, а, может быть, даже ещё и Наркома обороны. Когда он мне это рассказывал, я ещё был на срочной и не знал точно, останусь ли на сверхсрочную, ну а когда всё-таки остался — мне это было всё равно не актуально, ибо служить в ГСВГ более двух лет по подписке (так тогда называли то, что сейчас именуется «контракт»), я в любом случае не планировал. Так что в детали и не вникал, а зря.)

Приказ же тот недвусмысленно утверждал: военнослужащих, проходящих заочное обучение в высших учебных заведениях, нельзя переводить на новое место службы за пределы военного округа до окончания этого обучения без их согласия.

Л. был парень крайне неглупый, да к тому же до призыва в армию сам успел отучиться один курс на юридическом дневном. Так что тут он не мог не понять, какая карта ему в руки пришла. «Ну а дальше — как говорил персонаж Анатолия Папанова по кличке "Механик" в фильме "Бриллиантовая рука" — дальше дело техники».

Он (пока ещё шёл срок его пребывания в ГСВГ согласно общим нормам) в первый же отпуск вернулся в свой вуз, восстановился с переводом с дневного отделения на заочное. Вернулся на службу. Через год, снова в отпуске, сдал экзамены по заочному отделению, взял официальную справку о том, что он является студентом заочного отделения. После чего тут же написал заявление о предоставлении ему академического отпуска сроком на один год.

Вернувшись на службу, он первым делом распечатал копию того самого, заветного, приказа, отнёс её на подпись к начальнику, и — уже снабжённую отметкой: «КОПИЯ ВЕРНА. ВОЕННЫЙ ПРОКУРОР ВОЙСКОВОЙ ЧАСТИ ПОЛЕВАЯ ПОЧТА (…) ПОЛКОВНИК ЮСТИЦИИ (…)» (подпись, круглая гербовая печать) — отнёс в строевую часть вместе со справкой о том, что он является студентом-заочником. Там посмотрели, почесали затылки. Но придраться не к чему, все документы официальнее некуда. И так он остался в Германии ещё на год.

Через год он в отпуске снова зашёл в институт, написал заявление теперь уже о восстановлении после академотпуска, а следом (дождавшись пару дней приказа ректора о восстановлении) — взял справку о том, что он-таки снова студент заочного отделения. И убыл обратно, для дальнейшего прохождения службы.

Алгоритм его последующих действий понятен? :)
Tags: Армия, ГСВГ, Германия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments